Брюсов В.Я. Огненный ангел

Брюсов, В. Я. Огненный ангел : повесть в XVI гл. / В. Я. Брюсов ; худож. Д. Гордеев. - Москва : Миликон-сервис, 2004. - 302 с. : портр., цв. ил.


13 декабря исполняется 145 лет со дня рождения Валерия Яковлевича Брюсова (1873-1924), русского поэта, писателя, литературоведа.

Валерий Брюсов

Брюсов Валерий Яковлевич родился в зажиточной купеческой семье. В 1893-1899 учился на историко-филологическом факультете Московского университета. Литературный дебют – три сборника «Русские символисты» (1894-1895). До 1917 г. Брюсов издал несколько книг: «Шедевры» (1895), «Это - я» (1897), «Третья стража» (1900), «Городу и миру» (1903), «Венок» (1906).

Литературоведы считают, что «характерные черты его поэзии – скульптурная выпуклость и завершённость образов, чёткость композиции, ораторский пафос». С начала XX в. Валерий Брюсов стал одним из основоположников символизма. Руководил издательством «Скорпион». Редактировал журнал «Весы».

В. Я. Брюсов - автор книг стихов «Все напевы» (1909), «Зеркало теней» (1912), «Семь цветов радуги» (1916), романов «Огненный ангел» (1908), «Алтарь победы» (1913), сборников рассказов и драматических сцен «Земная ось» (1907), «Ночи и дни» (1913), сборника статей «Далёкие и близкие» (1912).

Валерий Яковлевич работал в Наркомпросе, в Госиздате. Заведовал Книжной палатой. Вёл ряд курсов в Московском университете и в организованном им в 1921 г. Высшем литературно-художественном институте (впоследствии ВЛХИ им. В. Я. Брюсова). Опубликовал книги стихов «Последние мечты» (1920), «В такие дни» (1921), «Миг» (1922), «Дали» (1922), «Спеши» (1924).

Фонд редких книг владеет уникальным художественно оформленным изданием романа В. Я. Брюсова «Огненный ангел», вышедшим в Москве в 2004 г. в издательстве «Миликон-сервис».

Брюсов В.Я. Огненный ангел

В России книга была издана в 1908 г. В Мюнхене «Огненный ангел» вышел на немецком языке в 1910 г. в переводе Валерия Брюсова.

Действие повести, его хронотоп, - Германия, если точно, то Кёльн XVI в. Рассказ ведется от лица некоего Рупрехта, рожденного в «Трирском курфюршестве», сына медика, не последнего человека в своей корпорации, учившегося в Кёльнском университете (где потом развивается основное действие романа), прекрасно образованного, но одновременно, что характерно, и искателя приключений. Германия эпохи Лютера и доктора Фауста была описана столь тщательно, что немцы долго не верили, что автор романа – русский. И это существенно, что действия русского романа – средневековая Германия, с которой в ту эпоху чувствовали почти мистическую связь.

На первой же странице романа преуведомлялось, что это «правдивая повесть о дьяволе, не раз являвшемся в образе светлого духа одной девушке и соблазнившем её на разные греховные поступки, о богопротивных занятиях магией, астрологией.., некромантией, о суде над оной девушкой под председательством его преподобия архиепископа Трирского, а также о встречах и беседах с рыцарем и трижды с доктором Агриппою из Неттесгейма и доктором Фаустом, написанная очевидцем».

Литературоведы и современники Валерия Брюсова считают, что реальными прототипами романа были участники любовного треугольника из жизни: Андрей Белый («граф Генрих») – Нина Петровская («Рената») – и сам Брюсов («Рупрехт»). Треугольник действительно был, об этом писали все, наиболее развернуто поэт В. Ходасевич. О Нине Петровской он рассказывал, «что это жена известного владельца издательства символистов «Гриф» С. Соколова, что она была сначала любовницей К. Бальмонта, потом А. Белого, потом В. Брюсова». Нина Ивановна Петровская не только «вызвала к жизни роман Брюсова, но и одно из лучших стихотворений В. Ходасевича и его же очерк «Конец Ренаты» и это не случайно». В сознании современников реальная женщина была не только неотделима от созданного В. Брюсовым образа, но, по существу растворилась в нём.

Нина Петровская

С Валерием Брюсовым она познакомилась в доме мужа, с которым тогда ещё не порвала окончательно. Впоследствии она писала о Брюсове: «…появившийся на одном из наших вечеров, очень сухой, корректный, выслушал несколько стихотворений, один мой рассказ (стыдно вспомнить, до чего плохой!), не высказал никаких суждений, любезно согласился остаться ужинать, прочел сам несколько вещей… и скрылся на полтора года». Литературоведы считают, что Нина Ивановна, была небесталанной писательницей, публиковавшейся под псевдонимом Н. Останин, была склонна к некоторой экзальтации слога.

Потом было несколько случайных встреч. Решительная же встреча состоялась в январе 1904 г. во время знаменитой премьеры «Вишневого сада». Нина Ивановна признавалась: «В этот вечер, неясно ещё для меня, Брюсов незримо вошёл в мою жизнь, чтобы остаться в ней навсегда - вечно».

Литературоведы пишут, что роман «Огненный ангел» был задуман ещё до встречи с Петровской. Но создавался практически одновременно с событиями, которые описывались в нём, как «немецкое средневековье». Нина Ивановна хорошо понимала это. «…Во мне он нашел много из того, что требовалось для романтического образа Ренаты: отчаяние, мертвую тоску по фантастически прекрасному прошлому, готовность швырнуть свое бесценное существование в какой угодно костёр. Вывернутые наизнанку, отравленные демоническими соблазнами религиозные идеи и чаяния, оторванность от быта и людей, почти что ненависть к предметному миру, органическую душевную бездомность, жажду гибели и смерти».

В 1911 г. Нина Ивановна Петровская уходит от мужа и уезжает за границу, где и остается. Живет впроголодь, пристрастившись к морфию, закончила жизнь самоубийством. В последние свои месяцы и дни она ни о чём не жалела. «…Я нужна была Брюсову для создания не фальшивого, не вымышленного, а подлинного почти образа Ренаты из “Огненного ангела”». Считают, что «в этом вдруг увидела она… своё жизненное предназначение, и, коли это действительно так, то своё предназначение она выполнила блестяще».

Нина Петровская

Зинаида Гиппиус писала о Валерии Брюсове: «Брюсов был разумен, сдержан, холодно и остро насмешлив, очень владел собою… Он отлично видел людей и знал, на сколько пуговиц перед каждым стоит застегиваться». Перед Ниной Ивановной он уже «не застегивал свой насмешливо-холодный мундир. Напротив, распахивал его, срывая пуговицы и те звонко падали на пол».

Специалисты считают, что в тот период Нина Ивановна Петровская спасла Брюсова «заживо погребенного, заваленного глыбами чудовищной эрудицией и льдами, айсбергами иронии, вытащила на свежий воздух, окропила живой водой, вложила в его руку перо, и перо это стремительно побежало по бумаге, рождая вдохновенный шедевр, исполненный такой мрачной и такой поэтичной, такой убедительной фантазией, что даже недоверчивые немцы приняли его произведение неведомого средневекового гения, своего, разумеется, соотечественника».

Валерий Брюсов посвятил Нине Петровской не только свой роман «Огненный ангел», но множество стихов. Например, стихотворение «Портрет»:

Черты твои – детские, скромные;

Закрыты стыдливо виски,

Но смотрят так странно, бездомные.

Большие зрачки.


Представляемое издание «Огненный ангел» проиллюстрировал российский художник Денис Дмитриевич Гордеев.

Брюсов В.Я. Огненный ангел. Иллюстрации Д.Д. Гордеева Брюсов В.Я. Огненный ангел. Иллюстрации Д.Д. Гордеева

Брюсов В.Я. Огненный ангел. Иллюстрации Д.Д. Гордеева

Обесмертил «Огненного ангела» Валерия Брюсова и композитор Сергей Прокофьев своей одноименной оперой.

Список использованной литературы:

  1. Кантор, В. К. Изображая, понимать, или Sententiasensa : философия в литературном тексте / В. К. Кантор ; Рос. акад. наук, Ин-т научной информации по общественным наукам. - Москва : Принт, 2017. - 825, [1] с. : ил., портр. - (Российские Пропилеи). - Вар. загл. : Sententiasensa : философия в литературном тексте. - Библиогр. в подстроч. примеч. - Указ. имен: с. 781-817.
  2. Киреев, Р. Трепет страсти / Р. Киреев // Смена. – 1999. - № 5. – С. 58-67 : портр.