Калининградская областная научная библиотека

Пруссы

Сложение прусского общества и культуры происходило в VI-VIII веках на базе культуры эстиев в условиях окончания «Великого переселения народов», которое оказало значительное воздействие на местный социум. В IX веке термин «эстии» сменяется новым этнонимом – «пруссы». Впервые термин «пруссы» появляется в сочинении анонимного баварского географа как название народа, живущего восточнее Вислы. В дальнейшем этот термин будет фигурировать в европейских и восточных средневековых источниках, обозначая население, проживавшее между реками Висла и Неман.

Пруссия как страна пруссов в X веке начинает фигурировать в документах папской курии. Так, в описи церковных имений римской католической церкви, которые подлежат христианизации, указана земля «Пруссия», за которой расположена «Руссия».

На основании письменных источников, прежде всего орденских хроник, договоров и актов, можно говорить о том, что основу прусского общества составляла община. Ее форма – земледельческая община. Она состояла из сельского поселения (деревни) или нескольких поселений. Во главе стоял староста или старейшина.

Группа общин составляла волость. Волостным административным центром, вероятно, служило укрепленное поселение (городище), в котором проживал представитель местной знати, управляющий округой.

Волости объединялись в территориальные единицы – земли. По данным Петра Дусбурга, в начале XIII века в Пруссии существовало 11 таких земель: Скаловия, Надровия, Самбия, Натангия, Вармия, Бартия, Помезания, Погезания, Галимбия, Судовия и Сассовия (Любовия). Каждая прусская земля управлялась советом знати.

Ведущим направлением хозяйства у пруссов к началу XIII века было земледелие. Пруссы сеяли овес, ячмень, пшеницу и рожь, выращивали лен, занимались огородничеством, бортничеством, особенно в восточных районах, где существовали огромные лесные массивы, рыбной ловлей, возможно, морской охотой на тюленей. Пруссы в большом количестве выращивали лошадей, чье мясо шло им в пищу, крупный рогатый скот, свиней. В лесных районах большую роль в обеспечении мясной пищей играла охота, прежде всего, на лосей.

Прусское общество к моменту появления рыцарей Тевтонского ордена можно охарактеризовать как патриархальное. Согласно Христбургскому договору 1249 г. и данным Петра Дусбурга, мужчина-прусс пользовался в семье неограниченной властью. Он мог продать в рабство или убить, сам или с помощью других, любого члена семьи. Наследование имущества шло только по мужской линии. Жен покупали, поэтому они находились полностью под властью мужа. Жена не ела с мужем за одним столом и каждый день должна была мыть ему ноги. Встречались случаи, когда отец и сын на общие деньги покупали жену отцу, а после его смерти мачеха становилась женой сына.

По данным Вульфстана, которые относятся к концу IX века, в местном обществе можно выделить 3 социальные группы: знать, свободные и рабы. В категорию знати входят богатейшие, благороднейшие и кунинги (князья), второй слой общества – свободные общинники, которых Вульфстан определяет как свободных бедных. В XIII веке однородное свободное население расслаивается на свободных и свободных зависимых, что ассоциируется с социальным развитием Древней Руси XI века (свободные – смерды, свободные зависимые – закупы и рядовичи). В слое знати теперь выделяются представители служивой знати – дружинники.

В ранних письменных источниках (до середины XIV века) верованиям пруссов уделяется сравнительно мало внимания. Согласно Петру Дусбургу, пруссы «всю природу почитали вместо Бога, а именно солнце, луну и звезды, гром, птиц, а также четвероногих, вплоть до жабы. Были у них также священные леса, поля и реки, так что они не смели в них рубить деревья, или пахать, или ловить рыбу». Местами отправления культа являлись священные рощи. Мертвых сжигали в специальных святилищах, при этом не должно было остаться ни одной несожженной кости. «Случалось, что с умершими нобилями сжигалось оружие, кони, слуги и служанки, одежда, охотничьи собаки и ловчие птицы и прочее, относящееся к военному делу. С незнатными сжигалось то, что относилось к их занятию».Это объясняется тем, что загробный мир представлялся пруссам зеркальным отражением живого. Отправлением погребального культа ведали специальные жрецы – тулисоны и лигашоны, которые якобы наблюдали невидимую простому смертному картину перехода в загробный мир. Большое значение пруссы придавали почитанию духов умерших. В день поминовения, осенью, на могилах оставляли шкуры лошадей, чтобы дух умершего мог добраться до родного дома, где возле порога их ожидали еда и питье. Главную роль среди жрецов играл Криве, святилище которого находилось в Ромове, где находился священный дуб, возле которого горел неугасимый огонь, и власть которого распространялась и на литовские и на ливонские земли.

Согласно письменным источникам XVI-XVII веков, первое место в списке прусских богов занимал Окопирмс – бог неба и земли, вседержитель. За ним идут бог света Звайгстикс и бог моря Аутримпс. Следующий уровень в прусском божественном пантеоне занимают три бога, которые особо почитались, и которые Симон Грунау помещает на прусском знамени – Перкунас, Патолс и Потримпс. Перкунас – бог грома, молнии, дождя, гневный мужчина средних лет с вьющейся черной бородой, увенчанных пламенем. Патолс – мертвенно бледный старец с большой седой бородой, покрытый белым платком, бог подземного мира и смерти. Его атрибутами были мертвые головы человека, лошади и коровы. Потримпс – безбородый юноша в венке из колосьев, бог рек, источников и плодородия.

Триада богов соотносится с пространственной моделью мира (небо – земля – преисподняя) и со структурой времени, так как разные члены триады воплощают различные моменты жизненного цикла (юность, зрелость, старость). Вечно зеленый дуб в святилище Рамове был разделен на три части, в каждой из которых устроено оконце с кумирами Перкунаса, Патолса и Потримпса. Перед кумиром Перкунаса постоянно горел огонь.

Нижний уровень пантеона занимали духи и демоны.

Существует проблема прочтения термина «пруссы». Долгое время были широко распространены расшифровки этого термина, которые сложились в немецкой науке. Первая: пруссы – люди, живущие по Руссу (так до 1945 г. называлось нижнее течение Немана). Вторая: пруссы – люди, живущие перед руссами. Третья: термин «прусс» восходит к санскритскому puru-sa-h, что означает «человек, мужчина».

В 1937 г. польский ученый Е. Окулич предложил новое прочтение этого термина, базируясь на значении этнонима в языках близких соседей пруссов, то есть в староготском и старославянском. В староготском языке термин «прусс» означет конь, мерин, а в старославянском – конь, кобыла. Поэтому, по мнению Е. Окулича термин «прусс» следует расшифровывать как владелец лошадей.

Традиционно и в российской, и в германской науке считается, что пруссы были ассимилированы и растворились в немецкой и литовской среде.


Список использованной литературы:

  1. Очерки истории Восточной Пруссии / Г.В. Кретинин, В.Н. Брюшинкин, В.И. Гальцов, и др. – Калининград: ФГУИПП «Янтарный сказ», 2002.