Калининградская областная научная библиотека

Эрнст Теодор Амадей Гофман


Эрнст Теодор Амадей Гофман
(1776-1822)

Эрнст Теодор Амадей Гофман

Эрнст Теодор Амадей Гофман родился 24 января 1776 года Кёнигсберге, умер 25 июня в Берлине в 1822 году. Первоначально носил имя Эрнст Теодор Вильгельм, но, будучи поклонником Моцарта, изменил имя в 1805 г. Кроме этого, великий Гофман, как композитор, работал под псевдонимом Иоганн Крейслер (Johannes Kreisler).

В Кёнисгберге Гофман прожил двадцать лет, получил университетское образование, начинал свои первые робкие шаги в живописи, музыке, литературе. Гофману еще не было и двадцати лет, когда он полюбил Доротею Хатт, которую он обучал музыке и которая была замужней дамой, почти на десять лет старше его. В глазах обывателей Кёнигсберга это была скандальная история. Собственно, эта мещанская публика и заставила юношу покинуть город. В одной из новелл, включенных в его «Ночные пьесы», которая называлась «Майорат» и была написана в 1816-17 годах, где действие, связанное со смертью и привидениями, происходит на соседнем берегу Балтийского моря, воссоздал Гофман образ своей любимой и историю своей юношеской любви, скрыв правду за художественным вымыслом. Образы, навеянные воспоминаниями о прошедших в Кёнигсберге детстве и юности, воскресают также в его «Враге музыки», который был написан в 1814 году и высмеивал доморощенный «центр виртуозов» (из крейслерианы в «Фантастических пьесах в манере Калло»), а также в истории жизни капельмейстера Крейслера, описанной в главном произведении Гофмана – «Житейские воззрения кота Мурра» (1819-1821). В 1796 году Гофман покинул Кёнигсберг, и лишь однажды вернулся в этот город для последней встречи с ним в 1804 году. Тогда же он получил известие о смерти Доры Хатт.


Биография

Родился Гофман в семье прусского королевского адвоката Кристофа Людвига Гофмана (1736-1797). Его отец был способным адвокатом, человеком мечтающим и увлекающимся. Мать, Ловиза Альбертина Дерфер, по характеру – полная противоположность своему супругу. Когда мальчику было три года, его родители разошлись. С этого времени Эрнст воспитывался в доме бабушки по материнской линии Ловизы Софи Дерфер под влиянием своего дяди-юриста, а отец через четыре года перевелся в Инстербург.

Дом Дерферов – это собрание характеров, которые так или иначе помогли духовно сформироваться будущему писателю. Бабушка была неизменно добра, Эрнст всегда искренне почитал ее. Мать Гофмана с годами все более замыкалась в себе и потихоньку старела, болезнь и душевные муки отвратили ее от мира сего. 13 марта 1797 года она скончалась от апоплексического удара.

Пожалуй, самым близким человеком, которому Гофман поверял свои тайны, была его тетушка Иоганна Софи Дерфер. Остроумная, общительная и веселая, она была другом и единомышленником своему племяннику. Гофман будет с благодарностью вспоминать ее как своего ангела-хранителя.

Нужно сказать и о дяде Гофмана Отто Вильгельме Дерфере. Он вел размеренный образ жизни, любил во всем ясность и порядок. С помощью дяди Гофман сближается с ректором реформатской школы Стефаном Ванновским, который открыл в нем несомненные художественные задатки; занятия музыкой с кантором и соборным органистом Христианом Подбельским, уроки у художника Земана также были организованы дядей Отто.

В 17 лет Гофман встречает ту, которая покоряет его сердце. Это очаровательная молодая женщина Дора Хатт, жена виноторговца, вдвое старше ее. Она берет уроки музыки у Гофмана, студента кёнигсбергского университета. Любовь к Доре Хатт была долгой, трепетной и трагичной для Гофмана. Как ни скрывали Гофман и Дорат Хатт свою любовь, слухи об их «скандальной» связи поползли по домам дерферовских знакомых и спустя какое-то время стали предметом широкого обсуждения среди кёнигсбергских обывателей.

22 июля 1795 года Гофман успешно сдает первый экзамен по юриспруденции и становится судебным следователем при кёнигсбергском окружном управлении. В это время он много читает Шекспира, Стерна, Жан Поля, Руссо. Сочиняет музыку, с удовольствием рисует, пишет романы «Корнаро, мемуары графа Юлиуса фон С.» и «Таинственный». К сожалению, эти романы до нас не дошли.

Из-за отношений с Дорой Хатт отношение пуританствующих кёнигсбергских обывателей к Гофману сильно изменилось. Жить стало трудно. В доме Дерферов на семейном совете решено было послать Гофмана в силезский город Глогау, к дяде Иоганну Людвигу, который занимал там пост советника верховного суда. Родственники думали, что время и расстояние излечат душевные раны молодого человека. А он сам между тем писал своему другу: «…Потерять ее – мысль эта пригибает меня к земле; сомневаюсь, что в горах Силезии буду дышать вольнее! Что еще способно удержать меня в этом городе, где я заперт в четырех стенах и где со святой простотой пытаются втиснуть дух мой в догматы предрассудков. Ах, дорогой друг, перечень всех мерзостей, ежедневно напоминающих мне о гнусном моем положении, займет весь лист. Молния какого разгневанного божества швырнула меня в круг этих людей! Мне не дают ни часу побыть одному. Со смертью матушки все стало в десять раз нелепее, и до полуночи меня истязают длиннейшими нравоучениями. Предпринять что-либо разумное я в не силах…»

В июне 1796 года Гофман отправляется в Глогау. До 1807 года он работал на государственной службе в разных чинах, в свободное время занимаясь музыкой и рисованием. Но попытки зарабатывать на жизнь искусством не увенчались успехом. Лишь после 1813 года дела его пошли лучше после получения небольшого наследства. Место капельмейстера в Дрездене ненадолго удовлетворило его профессиональные амбиции. После 1815 г. он потерял это место и вынужден был снова поступить на госслужбу, уже в Берлине. Однако новое место давало и заработок, и оставляло много времени для творчества.

Свое мировоззрение Гофман выражает в длинном ряде бесподобных в своем роде фантастических повестей и сказок. В них он искусно смешивает чудесное всех веков и народов с личным вымыслом, то мрачно-болезненным, то грациозно-веселым и насмешливым.

В свою пору немецкая критика была не очень высокого мнения о Гофмане, там предпочитали романтизм, глубокомысленный и серьезный, без примеси сарказма и сатиры. Гораздо популярнее Гофман был в других странах Европы и в Северной Америке. В России Белинский назвал его «одним из величайших немецких поэтов, живописцем внутреннего мира», а Достоевский перечитал всего Гофмана по-русски и на языке оригинала.

Умер Гофман в Берлине 25 июня 1822 года в возрасте 46 лет. Похоронен на Иерусалимском кладбище Берлина в районе Кройцберг.


Гофман и Кёнигсберг

Гофман родился в Кёнигсберге в доме №25 по Фрацёзише Штрассе (сейчас ул. Шевченко). На чуть возвышающейся площадке перед газоном у Нижнего Замкового пруда, примерно там, где стоял когда-то этот дом, калининградцы поставили в память о писателе камень-валун с надписью «Здесь жил в доме №25 Э.Т.А. Гофман (родился в 1776, умер в 1822)».

После развода родителей Гофман переехал в доме бабушки и дяди по материнской линии, который находился где-то вблизи современного калининградского эстакадного моста. В этом доме он прожил до 1796 года.

Осенью 1782 г., в возрасте шести с половиной лет, Гофман был принят в Бургшуле (латинская реформатская школа). Ректором был Стефан Ванновский, оказавший влияние на эстетические вкусы Э.Т.А. В течение двух веков школа несколько раз переезжала и в итоге преобразовалась в гимназию №1 на улице Кропоткина.

В шестнадцать с половиной лет Гофман поступил на юридический факультет Кёнигсбергского университета Альбертина. Его здание находилось в северо-восточной части острова Кнайпхоф, рядом с Кафедральным собором. Кафедральный собор входил в комплекс зданий Альбертины. В нем преподавал Иммануил Кант, правда, Гофман его лекции, ни разу не посетил.

В 1796 году из-за любовной связи с замужней Дорой Хатт, о чем стало известно обывателям Кёнигсберга, Гофману пришлось покинуть Кёнигсберг. Впоследствии он приезжал сюда, но навсегда не вернулся, хотя его и приглашали. Так, 22 февраля 1814 года в Лейпциг, где он в это время жил и работал в оперной труппе Иозефа Секонды, пришло письмо с предложением занять место музыкального директора театра. Предложения Гофман не принял.

В последний раз Гофман приехал в Кёнигсберг 24 января 1804 года, в день своего рождения. Ему было уже двадцать восемь лет, он был женат, жил и служил в Плоцке, куда его сослали из Познани за распространение карикатур на знатных людей города. Женился Гофман в Познани на польке Михалине Рорер-Тшциньской, дочери городского писаря.

По приезде в Кёнигсберг Гофман останавливается у дяди Отто. Каждый вечер бывает в театре. Слушает оперы В. Мюллера, К. Диттерсдорфа, Э.Н. Мегюля, арии из опер Моцарта; смотрит спектакли по пьесам Ф. Шиллера и А. Коцебу.

13 февраля 1804 года Гофман сделал запись в дневнике: «– Происшествие! – нет, не происшествие, – событие – важное для ума и сердца – возвышает сегодняшний день над его унылыми старшими братьями. – Молодая цветущая девушка, прекрасная, как Магдалина Корреджо, – с фигурой грации Анжелики Кауфман, предстала вечером передо мной! – это была Мальхен Хатт…»

Да, это была дочь его возлюбленной Доры Хатт, с которой он порвал все отношения шесть лет назад. К тому времени Дора уже, к сожалению, умерла. Встреча Гофмана с Мальхен Хатт произошла в доме Отто Дерфера 13 февраля 1804 года. А накануне умер Иммануил Кант, и, конечно, дядюшка Гофмана рассказывает о похоронах философа.

15 февраля 1804 года Гофман навсегда покидает Кёнигсберг. Он живет в Варшаве, Берлине, Бамберге, Лейпциге, Дрездене. Плодотворно работает в театрах (сочиняет музыку к спектаклям, режиссирует, пишет декорации, заведует репертуаром), пишет и издает «Фантазии в манере Калло», «Ночные рассказы», «Серапионовы братья», «Эликсир сатаны», «Житейские воззрения кота Мурра».

Умер Гофман в Берлине. Надпись на памятнике гласит:

«Э.Т.А. Гофман род. в Кёнигсберге в Пруссии 24 января 1776 года. Умер в Берлине 25 июня 1822 года. Советник апелляционного суда отличился как юрист как поэт как композитор как художник. От его друзей».


Новелла «Майорат» (1817)

«Недалеко от берега Балтийского моря стоит родовой замок баронов фон Р., названный Р …ситтен. Его окрестности суровы и пустынны, лишь кое-где на бездонных зыбучих песках растут одинокие былинки, и вместо парка, который обыкновенно украшает замок, к голым стенам господского дома с береговой стороны примыкает тощий сосновый лес, чей вечно сумрачный убор печалит пестрый наряд весны и где вместо радостного ликования пробудившихся к новому веселию птичек раздается лишь ужасающее карканье воронов, пронзительные крики чаек, предвестниц бури».

Теодор (от лица которого ведется повествование), приехавший в замок Росситтен со своим дедом из К., в первую же ночь своего пребывания здесь испытывает сильнейшее потрясение. В полночь, когда он остается в зале один, «…вдруг кто-то тихо и медленно, мерными шагами проходит через залу, и вздыхает, и стонет, и в этом вздохе, в этом стоне заключено глубочайшее человеческое страдание, безутешная скорбь». И дальше, вспоминая свою встречу с призраком, молодой человек так описывает свое состояние: «…кровь стынет в моих жилах, холодный пот выступает на лбу; оцепенев, сижу я в креслах, не в силах подняться и еще менее того вскрикнуть». Чувства Теодора понять можно, труднее понять и объяснить с точки зрения «здравого смысла» все те загадочные события, которые случаются в замке. Это и астрологические занятия старого барона, и смерть его сына Вольфганга, и поступки Даниеля, и, наконец, смерть прекрасной Серафины. Автор держит читателя в напряжении до конца новеллы, когда стряпчий Ф. открывает Теодору загадки майората.

В этой новелле Гофман во многом преодолевает художественные стереотипы ранних романтиков. Так, в отличие от них, он структурирует не единый интроспективный мир (мир, порожденный сознанием героя), а два: внезамковый и замковый. Первый из них – это мир казуальный; в нем господствуют закон и причинно-следственные отношения. Он физически завершен, закончен. Есть города К., Вена, есть Курляндия, Швейцария. Все обыденно и понятно, и этот мир определяется как данность, как нечто, существующее независимо от чьей-либо воли и обстоятельств.

Замковый мир – это мир тайны, загадок, с необычным течением жизни и судеб людей, он являет собой своеобразный центр физической незавершенности. Даже род барона Родериха фон Р. обрывается, не получив продолжения.

Жизнь разных миров имеет общие точки соприкосновения, однако сознания героев этих миров развиваются параллельно и одновременно совмещаются. Художественный парадокс такого совмещения сознаний состоит в том, что Гофман создает своеобразное экспериментальное поле диалога сознаний, несущих в себе в конечном счете спор между традиционным логико-понятийным стилем мышления и критически осмысленным Гофманом – романтическим. Так он показывает сложность и многомерность внутреннего мира человека, полилогичность его сознания.

Новелла «Майорат», помимо литературного, конечно же, вызывает и научный интерес, так как, помимо вымышленной истории о замке баронов Р., содержит скрупулезно воспроизведенную реальную обстановку в поселке Росситтен в конце XVIII века.

Замок Росситтен был возведен в 1372 г. в одноименном поселке (сегодня – пос. Рыбачий) на берегу Куршского залива. Замок не обладал собственным конвентом, или «советом рыцарей», и подчинялся комтурии Кёнигсберга. Его функция заключалась в осуществлении контроля над проходившей по косе дороге, по которой то и дело мчались лихие куршские всадники. Кроме того, замок Росситтен и его сосед через залив замок Винденбург служили для тевтонских рыцарей местом ночлега в тех случаях, когда они производили обычные в XIV веке набеги на Литву.

Замок использовался и в мирных целях. После 1379 года здесь содержали 30 лошадей. Замковой администрацией контролировалась ловля рыбы в заливе и море: надзором за рыболовством занимался фишмайстер. В 1404 г. при замке стал действовать кирпичный завод, продукцию которого поставляли в активно строящиеся в то время Мемельбург и Кёнигсберг.

После установления в 1422 г. мира с литовцами жизнь на косе входит в мирную колею. Орденские власти интенсивно развивают политику заселения косы немецкими, литовскими и, в основном, куршскими (из Курземе/Лифляндии) колонистами. И все же основным населением поселка Росситтен стали переселенцы из Германии. Посад рядом с замком, где они первоначально селились, и стал ядром позднейшего поселка Росситтен.

С наступлением мира Росситтенская крепость потеряла свое военное значение. Постепенно строения замка ветшали; воды залива размывали замковую гору, на которой он стоял. Если в списке фортификационных укреплений Пруссии, в 1525 г. представленном последнему Великому Магистру Альбрехту Бранденбургскому, замок еще упоминается как одна из самых маленьких, но пригодных для использования крепостей, то в 1595 г. уже отмечены серьезные разрушения, традиционно связываемые с процессами размыва под действием вод Куршского залива. В 1605 г. упомянута замковая капелла. Несмотря на отсутствие действий по поддержанию строений замка в порядке, еще в 1748 г. упоминались сохранявшиеся здесь остатки сводчатых помещений и подвалы. О груде камней, оставшихся на месте прежней крепости, люди, жившие в Росситтен, сложили миф о братьях-великанах (подобные балтские по своему происхождению легенды распространены в Восточной Европе на широких пространствах между Балтикой и верхним течением реки Оки).


Музеи Гофмана

Известно о трех музеях Э.Т.А. Гофмана в мире. Один из них недавно открылся в Калининграде, второй расположен в городе Бамберге (Германия), а третий – в г. Светлогорске, прямо рядом с гостиницей «У Домика Гофмана», той, что в переулке сказочника.

Музей Гофману в Калининграде был открыт в 2009 году в здании бывшего кинотеатра «Ленинград». Кинотеатр функционировал до 1997 г., сейчас в этом здании располагается районная музыкальная школа имени Гофмана.

Переулок Э.Т.А. Гофмана появился на карте Светлогорска в 2005 году, после активного обсуждения этого вопроса депутатами и жителями города на страницах местных газет. В переулке создан своеобразный музей, посвященный Гофману и Калининграду-Кёнигсбергу. Здесь находится гостиница «Дом сказочника» («Hoffmann Hause»). Туристы могут осмотреть экспозицию под открытым небом – макет средневекового Кёнигсберга, скульптуры героев гофмановских новелл. В здании отеля находится выставка, посвященная жизни и творчеству Гофмана, и небольшая картинная галерея из работ, созданных художниками на международных пленэрах «Светлогорские слезы Раушена», ежегодно проходящих в курортном городе. Художественным руководителем и вдохновителем пленэров является заслуженный художник России Мелехов О.А.



Список использованной литературы:

  1. Альбрехт Д. Пути в Сарматию. Десять дней в стране пруссов: места, тексты, знаки. – Москва: Прогресс-Традиция, 2000.
  2. Гофман Э.Т.А. Избранное. – Калининград: Кн. изд-во, 1994.
  3. Минакова Р.Д. Земландия: путешествие во времени. – Калининград: Живем, 2011.
  4. Э.Т.А. Гофман. Майорат, или драматическая история, которая случилась на Куршской косе. – Калининград: Элемент, 2011.