Калининградская областная научная библиотека

Кристионас Донелайтис


Кристионас Донелайтис
(1714-1780)

Биография
Литературная деятельность:
    Басни
    Поэма «Времена года»
Музей Кристионаса Донелайтиса

БИОГРАФИЯ

Кристионас Донелайтис

Кристионас Донелайтис родился 1 января 1714 г. в Восточной Пруссии в небольшой, ныне не сохранившейся деревне Лаздинелен, неподалеку от города Гумбиннен (ныне г. Гусев Калининградской области), где была значительной доля литовского населения.

Семья Донелайтисов принадлежала к числу так называемых свободных крестьян, которые не ходили на барщину, а за право пользования землей платили денежный оброк. Однако жили в большой нужде, потому что отец Донелайтиса умер рано (1720), и матери одной пришлось воспитывать четырех сыновей и трех дочерей.

О детстве поэта известно очень немного. Предполагают, что сначала он учился в «школе для бедных» в Кёнигсберге, а около 1731 г. там же поступил в пятилетнюю латинскую школу, где преподавали греческий и латинский языки, обучали красноречию. Жил Донелайтис в интернате для неимущих учеников, подрабатывал, прислуживая в церкви.

Осенью 1736 г. Донелайтиса приняли в Кёнигсбергский университет. Избрав теологию и готовясь стать священником, он получил небольшое содержание и право на место в университетском пансионе (общежитии для будущих пасторов). В университете Донелайтис усердно посещал семинар литовского языка, которым в то время руководил Ф. Шульц, бывший учитель И. Канта. В числе профессоров, преподававших у Донелайтиса, были также известный организатор переводов библии на литовский и польский языки И. Квант, профессор поэзии И. Бок. Лекции последнего оказали сильное влияние на формирование Донелайтиса-литератора.

В университете будущий поэт основательно познакомился с античной и европейской литературой; как теолог он стал сторонником пиетизма и сохранил верность этому учению на всю жизнь. Из Альбертины Донелайтис вынес также знание теории музыки и навыки руководства церковным хором, хорошо изучил устройство многих музыкальных инструментов.

После окончания университета Донелайтис три года служил учителем музыки и руководителем церковного хора в местечке Шталлупёнен (ныне г. Нестеров Калининградской области). Его назначили ректором школы. С этим периодом связаны и его первые литературные опыты. По-видимому, Донелайтис начал с басен, которые читал своим ученикам.

Пасторский дом Кристионаса Донелайтиса

Новый этап жизни Донелайтиса начался в 1743 г., когда после сдачи специального экзамена он был назначен пастором лютеранской церкви в деревне Тольминкемис (ныне пос. Чистые Пруды Нестеровского района), неподалеку от Шталлупёнена. Тут он прожил 36 лет. Через год после переезда женился на вдове бывшего учителя шталлупёненской школы. Детей у них не было. Продолжая педагогическую работу в Тольминкемисе, Донелайтис долгое время инспектировал пять приходских школ своей округи, отстаивал интересы крестьян перед властями, построил новую каменную церковь (1756), школу и дом для пасторских вдов. В свободное время Донелайтис корпел над самодельными метеорологическими приборами, сам сделал микроскоп и даже смастерил три клавесина.

В 60-70-е годы Донелайтис стал довольно широко заниматься вопросами литературы – переводил церковные песнопения на литовский язык, писал брошюры для крестьян. В начальный период поэтического творчества родились четыре эпических песни («Радости весны», «Летние труды», «Блага осени» и «Зимние заботы»), а также басни. До нас дошло лишь шесть из них: «Пиршества лисицы и аиста», «Рыжка на ярмарке», «Пес-голован», «Басня о навозном жуке». «Волк-судья», «Дуб-самохвал». Тогда же Донелайтис приступил к написанию своей эпической поэмы, позже получившей название «Времена года». Эту работу поэт продолжал около десяти лет.

Относительно спокойный период жизни Донелайтиса закончился в середине семидесятых годов. Донелайтис оказался втянут в запутанное судебное дело, где выступал против управляющего Тольминкемисским имением амтмана Т. Руига, который пытался захватить общинные земли. Тяжба продолжалась несколько лет. Умер Донелайтис 18 февраля 1780 г. и был похоронен в Тольминкемисской церкви.

К сожалению, не сохранилось прижизненных изображений поэта. Лишь в 1969 г., после проведения в Тольминкемисе археологических раскопок и идентификации останков, по костям черепа был создан скульптурный портрет поэта.

При жизни Донелайтис не опубликовал ни одного своего произведения. Свои стихи он, вероятно, читал только друзьям и прихожанам. После его смерти жена передала рукописи другу семьи, пастору соседнего Валтаркемисского прихода И. Иордану; позднее они попали в руки издателя литовского фольклора, литератора, профессора Кёнигсбергского университета Людвига Резы (1776 – 1840). Побуждаемый немецким филологом и писателем В. Гумбольдтом, Л. Реза опубликовал четыре песни Донелайтиса, озаглавив их «Времена года» (1818), а также его басни (1824). Название, данное Л. Резой, отвечало творческому замыслу Донелайтиса и навсегда закрепилось за поэмой. По цензурным условиям, поэма была напечатана в значительно сокращенном виде. Полностью она была издана лишь в 1865 г. Российской Академией наук в Санкт-Петербурге.

В баснях и поэме проявился выдающийся новаторский талант Донелайтиса как большого художника слова. Его произведения положили начало письменной литовской литературе. Скромный деревенский священник подробно и со знанием дела описал повседневную жизнь литовского крестьянина: его труд, быт, обычаи, нравы. Воспел его добродетели и осудил пороки. Впервые радости и горести простого человека стали достоянием высокой литературы, в то время как в Европе поэты воспевали античных героев и рыцарей. По мнению Э. Межелайтиса, Донелайтис явился не только зачинателем реалистического направления в литовской литературе, но и выдающимся представителем реализма в литературе европейской.


ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

БАСНИ

Дошедшие до нас шесть басен Донелайтиса – первые оригинальные произведения этого жанра в литовской литературе. Не известны ни даты, ни хронологическая последовательность их написания. И все же некоторые идейные моменты, а также уровень поэтического мастерства позволяют говорить о том, что басни – плод раннего творчества поэта.

На Донелайтиса-баснописца, безусловно, оказали влияние античные образцы басенного жанра, а также дидактическая традиция, идущая от X. Геллерта. Некоторые сюжеты, развив их на свой лад, он позаимствовал у Эзопа («Пиршество лисицы и аиста», «Волк-судья», «Дуб-самохвал»), другие отличаются оригинальными сюжетами («Рыжка на ярмарке», «Пес-голован», «Сказка о навозном жуке»).

Басни Донелайтиса опираются преимущественно на нравственные критерии. Поэт осуждает воров – тех, что льстятся на чужое и наносят другим ущерб, лентяев – «бродяг, что живут не трудом повседневным, а, по углам толчась, для себя лишь готовое тащат» («Рыжка на ярмарке»); поэт призывает людей любить ближних, как самого себя, позабыв о «коварстве бесовском и плутнях» («Пиршество лисицы и аиста»). Вместе с тем Донелайтис пытается приспособить «эзопов язык» для критики социальных отношений. Так, в басне «Пес-голован», изображая сутягу-пса и его «свидетелей» – волка да лису, ложно подтвердивших, будто овечка должна ему три меры ячменя, поэт намекает на пристрастный суд, на бесправное положение «маленького человека» в феодальном обществе. А в басне «Дуб-самохвал» сломанный бурей дуб вызывает представление о феодале, который «вовсю бедняков прижимает и беззащитных сирот ногой пинает с презреньем», а уцелевшая от бури тростинка олицетворяет несчастного крестьянина.

Надо отметить, что в тогдашней европейской литературе была широко распространена манера X. Геллерта: в развернутом нравоучении «объяснять» чуть ли не каждую деталь сюжета. В отдельных случаях и у Донелайтиса «мораль» по размерам превосходит сюжетную часть басни (например, в «Дубе-самохвале»). Однако такие басни, как «Пес-голован», «Волк-судья», венчает афористически краткий моральный вывод.

На фоне басен XVIII в. произведения Донелайтиса выделяются реалистичностью бытовых деталей, фольклорными элементами, народностью языка. Местами автор не чурается и натуралистической грубоватости, приобретающей сатирический оттенок (например, у надломленного бурей дуба «из нутра... потроха повылазили»). Вопреки литературной традиции своего времени Донелайтис почти не пользовался в баснях оборотами, характерными для литературы классицизма. Здесь нет античных богов и героев, нет классических реминисценций. Поэт избегал также абстрактности: в его баснях преобладает сочная образность, динамический рассказ. Вот Рыжка утащил на базаре пару сапог:

Думал, дурак, что там, где кожа, будет и мясо!
Но по загривку дрючком получил он так, что немедля,
Жалобный крик издав, отскочил к ларьку хлебопека.

Еще до «Мессиады» Ф. Клопштока (1748) Донелайтис стал использовать в своих баснях гекзаметр.


ПОЭМА «ВРЕМЕНА ГОДА»

Поэма «Времена года». Рукопись

Главное творение Донелайтиса – поэма «Времена года». Окончательный вариант поэмы, насчитывающей почти 3000 строк, состоит из четырех частей: «Радости весны», «Летние труды», «Блага осени» и «Зимние заботы». Связанное с распространенной в европейской литературе XVIII в. традицией описательной поэзии, это произведение, однако, вытекает из совершенно достоверного материала, духовного опыта народной жизни, демонстрируя стихийную силу и самобытность зарождающейся литовской литературы.

Во «Временах года» изображаются быт, природа и люди литовской деревни в Восточной Пруссии. Положив в основу произведения цикл из четырех времен года, поэт рисует характерные для каждого из них точные и одновременно пластичные картины. Особенно динамичны и выразительны картины природы в прелюдиях к отдельным частям поэмы, передающие настроение весны, осени и других времен года, отмечающие движение солнца, пробуждение и умирание жизни.

Основное внимание в поэме уделено человеку, его трудам и повседневным заботам, осмыслению бытия. Главные герои Донелайтиса – литовские крепостные крестьяне, так называемые бурасы. В одних случаях они фигурируют как народ вообще («Мы, обутые в лапти литовцы, простонародье...»), в других же – в образах индивидуальных персонажей: их насчитывается в поэме несколько десятков. И если некоторые из них лишь упомянуты по имени или наделены какой-нибудь одной чертой характера, то такие персонажи, как сельский староста Причкус, скандалисты и бражники Дочис и Энскис, деревенские мудрецы Лаурас и Сельмас, лентяй Слункюс, бедняки-пьяницы Плаучюнас и Пеледа, обладают ярко выраженной индивидуальностью.

Для «Времен года» характерен богатый этнографически-бытовой колорит. Герои поэмы – бурасы – обсуждают хозяйственные вопросы и делятся новостями на деревенских сходах («Радости весны», «Зимние заботы»). Образно и со знанием дела Донелайтис описывает основные сельскохозяйственные работы каждого из времен года – пахота, сенокос, жатва, навозница, рубка леса и т. п. Народные обычаи и традиции отражаются в сценах праздника жатвы, домашнего врачевания и других. Особенно много этнографических деталей в подробном описании деревенской свадьбы, занимающем большую часть «Благ осени».

В повествовании содержится множество хозяйственно-бытовых советов (как избежать пожаров, как разделать тушу и т.п.), нравственно-педагогической дидактики, кое-где перерастающей в длинные отступления басенного характера (эпизод прилета птиц в «Радостях весны»). Встречается и христианская морализация, которая выражает позицию Донелайтиса-пастора: иногда эти сентенции вкладываются в уста персонажей, а порой поэт произносит их от своего собственного имени.

Донелайтис был воспитанником классической школы. Как Эзоп и Федр влияли на Донелайтиса-баснописца, точно так же дидактическая поэма Гесиода «Труды и дни» и поэма Вергилия «Георгики» оказали влияние на «Времена года» своей тематикой, образной конкретностью описаний. Наглядным свидетельством этого влияния является также использование гекзаметра.

Поэма Донелайтиса безусловно связана и с европейской описательной поэзией XVIII в., зачинателем которой был английский поэт Дж. Томсон («Времена года», 1726 – 1730) и традицию которой продолжил Дж. Крабб («Деревня», 1783). В наиболее близкой Донелайтису немецкой литературе эту традицию поддержали А. Галлер («Альпы», 1729), Э. Клейст («Весна», 1749), Ф. Клопшток («Цюрихское озеро», 1750). Донелайтис не был прямым подражателем описательной поэзии, но сама идея четырех времен года и просветительская направленность поэмы ставят литовского поэта в один ряд с этими его современниками.

Тем не менее «Времена года» ярко выделяется на фоне поэзии той эпохи. Традиционную абстрактно-книжную идиллию быта тут заменяет основанный на народном мировосприятии, удивительно конкретный и точный во всех деталях рисунок действительности:

Оси визжат и скрипят, и колеса вертятся натужно,
Вязнут по втулку в грязище, и комья, взметают высоко.
Полосы пашен лежат, утопая в расплывшихся лужах,
Дождь, неуемный дождь, поливает спины прохожим,
И сапожишки и лапти хлебают студеную воду,
Липкую грязь на дорогах меся, как тесто крутое.

Природа в поэме воедино связана с жизнью и трудом крестьян-бурасов. Она воспринимается через призму опыта деревенского человека, через его повседневный труд, образ мыслей, психологию и чувства. Это проявляется в последовательной связи явлений природы с циклом человеческой жизни и работами крестьянина на земле.

Перемены, совершающиеся в природе в цикле четырех времен года, символизируют человеческий век. Сначала весна детства, лето зрелости, а вот уж и «осень и следом зима безжалостно нас истрепала, нам же, дедам, венки из седин возложила на темя». И все же в поэме Донелайтиса, как и в природе, побеждает не смерть, а жизнь. Поэт призывает человека вслушаться в голос природы, творить, жить и радоваться жизни. Осень и зима – это только передышка. Стихия весны неудержима и вечна:

Иллюстрации к поэме «Времена года»
Бор и кустарник проснулись и ветви свои расправляют,
В поле бугры и лощины скидают снежные шубы.

Ласточки стаями в небо на крыльях легких взмывали,
Словно как пули, стреляя, носились в воздухе ясном.

В дальнюю высь к облакам величаво журавль подымался,
Будто стеная и плача, звенел, в поднебесьи теряясь...

В поэме Донелайтиса звучит гимн свободному творческому труду, который выражен через образную и одновременно этнографически точную деталь:

Честь вам и слава, чьи прялки с жужжаньем неугомонным
Не устают ни на миг сучить добротную пряжу,
Честь вам и слава, чьи кросны гремят порой предвесенней,
Чей расторопный челнок суетится со стуком немолчным.
Честь вам и слава, подруги, чьи снегом весенним белеют,
Лежа на пестрой лужайке, полотна в лучах полуденных...

Во «Временах года» прослеживается руссоистская идея природного равенства людей: «Мы-то ведь знаем небось, каковыми рождаются люди: лапотник – так же, как барин, на свет является голым». Вопреки традиции описательной поэзии Донелайтис видит вокруг себя не мирную идиллию, а социальные контрасты. Категории «богача» и «бедняка», которые присутствовали в баснях, заменяются во «Временах года» на четкие обозначенные социальные категории «амтмана», «амтсрата» (управляющих королевскими имениями) и «бураса» (крепостного крестьянина).

С присущей ему наблюдательностью поэт показывает различное отношение бурасов к своему бесправному положению. Те из них, кто стоит ближе к имению (например, староста Причкус), занимают осторожную позицию: «Нужная вещь – мехи, чтоб дуть на пламя печное, дуть же навстречу ветрам бессмысленно и бесполезно». Другие постепенно все яснее осознают свою общественную значимость:

Иллюстрации к поэме «Времена года»
Знаем, много таких, что забитого, бураса часто
Олухом круглым считают, его от души презирая.

Кто бы поля распахал, засеял да жатву убрал бы,
Кто бы зерно молотил и в город сбывать его ездил,
Если бы не были здесь ретивые Лаурас и Кризас?

При всем том Донелайтису чужда сентиментальная риторика, у него отсутствуют ноты умиления, идеализация крестьян. Сопротивляясь бесправному положению, бурасы увиливают от барщины, воруют господский лес, чтобы как-то уплатить налоги и т. п.

Во «Временах года» ярко проявилась жизнестойкость национального самосознания и национальной самобытности. В структуре произведения сталкиваются два пласта действительности – «литовский» и «немецкий». Из уст героев поэмы то и дело вырывается: «немец высокомерный литовца считает болваном», «если ж порядком нажрутся литовского доброго сала... то шельмовать начинают радушных наших литовцев»... С волнующим чувством национальной гордости говорит один из персонажей поэмы – Сельмас:

Знаете сами, как славит Литву любой чужестранец,
Сколько, чтоб нас поглядеть, наезжает в наш край иноземцев, –
С мира всего небось любопытных понабежало!

Стали они за столом по-литовски болтать понемногу.
Смотришь, иные из них на литовский манер приоделись,
Лишь пестрядинные платья надеть никак не решатся.

Творчество Донелайтиса – сложное явление переходного этапа развития европейской литературы. В нем нетрудно заметить различные пласты литературных влияний. Самый первый и старейший из них – пласт традиций барокко, главные элементы которого присутствуют в поэме. Так, во «Временах года» развиваются басенные мотивы возвращения птиц весной, возникает образ царя птиц – орла, своеобразно воспроизводится библейский эпизод «прародителей» Адама и Евы, слышатся отголоски псалмов Давида и церковных песнопений.

Донелайтису не была чужда и классицистическая теория рационального построения произведения, требовавшая равновесия всех частей и логического расположения материала. Стройная структура четырех частей поэмы соответствует четырем временам года. Чтобы не нарушить равновесия частей, поэты-классицисты стремились делать все части своих произведений равной длины. Донелайтис тоже старался учитывать эти требования: каждая из четырех частей «Времен года» содержит 700 – 900 строк. Каждая начинается с описания природы, затем автор переходит к быту и т.д. Однако Донелайтис не только говорит о крестьянах, что было принято в описательной поэзии той эпохи, но и дает слово им самим. Это был уже новаторский шаг.

Во «Временах года» отчетливо намечается эволюция характеров действующих лиц – это тоже свидетельствует об оригинальности Донелайтиса на фоне литературы современной ему эпохи. Ретроспективно воспроизведенные эпизоды из прошлого персонажей позволяют проследить за их развитием. Так, способный к разным ремеслам деревенский мальчик со временем стал зажиточным хозяином Кризасом. Есть и другие развивающиеся персонажи.

В поэме, содержащей почти три тысячи строк, нет ни одного традиционного античного имени или образа. Да и просветительски-дидактический материал преподносится не при помощи отвлечённо-литературных понятий, как это было тогда принято, а средствами народного языка. Даже сегодня, по прошествии двух столетий, поэма Донелайтиса, за исключением отдельных реалий (амтман, амтсрат, вахмистр и т.п.), понятна литовцам без комментариев.

Стоит отметить, что в классицистической системе «низкий», простонародный стиль служил прежде всего созданию комического эффекта. И в этом отношении творчество Донелайтиса было по существу новым явлением. «Времена года» написаны сплошь низким стилем. Герои-крестьяне говорят тут своим языком, но и авторская речь ничем не отличается от языка персонажей. В произведении нет фона высокого стиля, поэтому исчезает и комическая функция низкого стиля.

Все дошедшие до нас произведения Донелайтиса на литовском языке написаны гекзаметром. Обратившись к классическому размеру, характерному прежде всего для героической, «возвышенной» поэмы, Донелайтис, как и Гете в поэмах «Герман и Доротея» и «Рейнеке-лис», использовал его по-своему – чтобы овладеть новой, крестьянской тематикой и сырьем «провинциального» языка, поднять их до уровня поэзии. Поэма сразу же привлекла к себе читательское внимание. Уже первое издание ее, предпринятое Л. Резой, содержало параллельный перевод на немецкий язык. «Времена года» вызвали отклик в немецкой печати. Есть сведения, что Гёте сопоставлял поэму Донелайтиса с шедеврами античной литературы, а Мицкевич в своих пояснениях к «Гражине» (1823) заметил, что поэма Донелайтиса «за выразительность и прекрасную изобретательность достойна похвалы», так как это – «подлинная картина литовских народных обычаев».

Творчество Донелайтиса с энтузиазмом приняли литовские литераторы первой половины XIX в. Известный историк и писатель С. Даукантас сравнивал автора «Времен года» с Гомером и Вергилием. С. Станявичюс, включивший в одну книгу со своими и басни Донелайтиса (1829), положил начало изданию его творчества в Литве.

Первое полное издание произведений Донелайтиса на литовском языке появилось в 1865 г. в Петербурге. Его предприняла Российская Академия наук, а подготовил издание известный лингвист, профессор Йенского университета А. Шлейхер. Это было издание академического типа, снабженное полным словарем языка Донелайтиса и соответствующими комментариями. Следует отметить, что за этот акт Академия получила строгое предупреждение царских властей, хотя книга предназначалась лишь для научных целей, и формальное право на ее публикацию имелось (после поражения восстания 1863 года на литовскую печать был наложен запрет).

Новое издание сочинений Донелайтиса и перевод их на немецкий язык подготовил другой филолог, профессор Кёнигсбергского университета Ф. Нессельман. Это издание, выполненное с большой профессиональной тщательностью, увидело свет в Кёнигсберге в 1869 г. Его высоко оценила немецкая печать. В том же году эта книга вышла с маркой известной в те годы лондонской типографии Вильямса и Поргейта.

Третий перевод произведений Донелайтиса на немецкий язык выполнил литератор-полиглот Л. Пассарге (1894).

Эти капитальные издания и переводы на немецкий язык закрепили за Донелайтисом прочное место в литературе. Фрагменты из «Времен года» включались в школьные хрестоматии XIX в. (Ф. Куршайтис, Р. Якоби, О. Видеман и др.), переводились на польский (М. Акялайтис, И. Оссовский), латышский (Я. Райнис) языки. Русский филолог. А. Александров в своей диссертации о стилистических особенностях «Времен года», выполненной в Дерптском университете (1886), утверждал: «Если бы Донелайтис написал свое произведение на одном из распространенных культурных языков, он был бы признан одним из первых в ряду великих писателей».

Новый перевод «Времен года» на немецкий язык, осуществленный доктором Г. Буддензигом из Гейдельберга (ФРГ, 1966), вызвал широкий резонанс в Западной Европе. Переводчик, большой знаток европейской литературы, подчеркнул в своей статье, опубликованной в этом издании, что поэма Донелайтиса «коренным образом отличается от идиллической поэзии восемнадцатого столетия» и что это «уникальное явление в европейской литературе мирового масштаба». После того как появился перевод «Времен года» на английский язык (Н. Растянис, 1967), творчество Донелайтиса стало доступно и англоязычным странам.

Известны два полных русских перевода поэмы – традиционный Д. Бродского (1946 г.) и новый С. Исаева (2011 г.), одобренный Институтом литуанистики и фольклора АН Литвы.

19 апреля 2013 года в Калининградской областной научной библиотеке прошла встреча с автором нового перевода С. Исаевым (Clandestinus) и презентация книги «Времена», где представлено наиболее полное собрание трудов основоположника литовской литературы Кристионаса Донелайтиса.

Новый перевод поэмы «Времена» на русский язык, выполненный С. Исаевым

МУЗЕЙ КРИСТИОНАСА ДОНЕЛАЙТИСА

В 1979 г. в поселке Чистые Пруды Нестеровского района Калининградской области было восстановлено старинное здание бывшей лютеранской церкви, построенной в 1756 году под личным руководством К. Донелайтиса. 14 июня 1979 года были перезахоронены останки поэта в крипте отреставрированной кирхи. 11 октября 1979 г. под сводами кирхи был открыт Мемориальный музей Кристионаса Донелайтиса. Руководил восстановительными и реставрационными работами архитектор Н. Киткаускас, цветные сюжетные витражи по мотивам поэмы «Времена года» выполнил А. Горбаускас. По черепу, с использованием метода скульптора М. Герасимова, был сделан скульптурный портрет Донелайтиса.

Теперь в музей приходят люди почтить память великого поэта. Более 200 экспонатов музея рассказывают об эпохе, в которой жил Донелайтис, о его жизненном пути, творческой и общественной деятельности. В экспозиции представлены факсимильные издания произведений К. Донелайтиса, труды по изучению его творчества, предметы этнографии, знакомящие с трудом и бытом литовских крестьян XVIII в.

Мемориальный музей К. Донелайтиса стал одним из культурных центров Калининградской области. Здесь проводятся литературные вечера и фольклорные праздники, творческие встречи и Дни поэзии, работают выставки. Дух поэта, которым наполнены эти красивые места, притягивает к себе почитателей творчества поэта.

Кирха-музей Кристионаса Донелайтиса

В 1998 г. в музейный комплекс вошёл также Дом пастора, в котором жил Донелайтис и где он создал свою бессмертную поэму «Времена года». Дом был отреставрирован Каунасским реставрационным управлением.

В 2014 году мир будет отмечать 300-летие со дня рождения классика литовского литературы. В Калининградской области проходят многочисленные юбилейные мероприятия, которые освещаются на специально созданном сайте.



Список использованной литературы:

  1. Гальцов В. И. Восточнопрусские просветители // Очерки истории Восточной Пруссии. – Калининград, 2002.
  2. Гинейтис Л. Кристионас Донелайтис // История литовской литературы. – Вильнюс, 1977.
  3. Клемешева М. Певец народной жизни // Страж Балтики. 1989. 15 янв.
  4. Лавринович К.К. «Радости наши земные и горести мудро расчистил» (К.Донелайтис) // Лавринович К.К. Альбертина. – Калининград, 1995.
  5. Шумакова Т.И. Мемориальный музей Кристионаса Донелайтиса. – Калининград, 1983.