Калининградская областная научная библиотека


Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вконтакте Twitter Facebook YouTube
           
Центр регионоведения
           
Калининградская библиотечная ассоциация
           
Всероссийская акция #АгроМания
           
           
Министерство культуры Калининградской области


Президентская библиотека имени Б.Н.Ельцина

Центр «ЛИБНЕТ» – базы данных в свободном доступе
           
Центральные библиотеки субъектов РФ

VI Санкт-Петербургский международный культурный форум

Ялом И. Проблема Спинозы

Версия для печати
Ялом И. Проблема Спинозы 13.11.2013

Ялом И. Проблема Спинозы / Ирвин Ялом ; [пер. с англ. Э.И. Мельник]. – М.: Эксмо, 2012. – 480 с. – 8000 экз. – ISBN 978-5-699-54398-4.

Среди бесчисленных сокровищ, похищенных нацистами в Европе во время Второй мировой войны, была библиотека из музея Спинозы в Рейнсбурге (Нидерланды). В сравнении с полотнами Рембрандта или Вермеера эти старинные тома не представляли собой особой ценности, но в документе, составленном одним из конфисковавших библиотеку Спинозы нацистских офицеров, было отмечено, что эти книги очень важны, так как помогут нацистам разрешить «проблему Спинозы».

Что же такое проблема Спинозы? Является ли она частью еврейского вопроса? Или это безумие приспешников Гитлера?

Никто не ответит однозначно. Однако это культурное преступление стало причиной создания любопытного романа Ирвина Ялома. Почетный профессор психиатрии Стэнфордского университета, Ялом, десятки лет преподавал и писал книги по экзистенциальной психотерапии. Также Ялом опубликовал несколько художественных произведений, которые он называет «обучающими романами»: «Когда Ницше плакал», «Лжец на кушетке», «Шопенгауэр как лекарство». Его последний роман «Проблема Спинозы» является одновременно попыткой доступного введения в философию Баруха Спинозы, рационалиста 17 века, заложившего основы Просвещения и убедительного анализа Альфреда Розенберга, главного нацистского идеолога, одного из создателей теории расового превосходства. Насколько удалась эта попытка Ялому, зависит от того, что вы ждете от романа.

Сюжет разворачивается в двух отдаленных друг от друга эпохах – 17 и 20 веках. В Амстердаме 1656 года мы видим, как молодой еврей идет в обратную сторону от толпы собратьев, направляющихся в синагогу. Хотя когда-то он считался самым многообещающим учеником рабби Мортейры, Спиноза перестал посещать службы и прекратил донимать учителей дерзкими вопросами: На ком женились дети Адама и Евы? Как мог Моисей писать о собственной смерти? Правильно ли, что мы поклоняемся Писанию? Под всепроникающим светом разума Тора кажется Спинозе противоречием, мифологией, и главное – лишением свободы. С помощью одной только логики он решил открыть основные истины бытия, которые бы не зависели от политических страхов, социальных предрассудков и религиозных догм. Молодой ученый смело проложил дорогу библейской критике, что в конечном итоге изменило западную цивилизацию.

В следующей главе мы перемещаемся в начало 20 века, чтобы проследить за жизнью Альфреда Розенберга, напыщенного студента, зараженного идеями Хьюстона Сюарта Чемберлена (англичанин, который пропагандировал превосходство арийской расы, зять Рихарда Вагнера). В школе Розенберг – одиночка, предмет насмешек. После произнесения антисемитской речи на выборах старосты класса директор школы безрезультатно пытается доказать ему бессмысленность его расовых теорий. «Копни его разум в любом месте», – вздыхает учитель истории, – и наткнешься на ту же скальную породу ни на чем не основанных убеждений».

Для любого родителя или учителя это тревожный сигнал. Как же просветить молодого фанатика, чтобы он не превратился в злодея? Директор дает Розенбергу задание выучить длинный отрывок из автобиографии Гёте, в которой тот говорит, что обрел дух умиротворения и покоя и узрел мир с большей ясностью благодаря «Этике» Спинозы. Увы, это тоже не помогло, но писатель Ялом воображает, что это зародило раздражение и сомнение в сознании антисемита Розенберга, который теперь всю жизнь будет задаваться вопросом: Как Гёте, «вечный немецкий гений», мог поклоняться философским трудам еврея?

В жизни Спинозы был один драматический момент. В возрасте 24 лет он был пожизненно исключен из еврейской общины за ересь. Но в книге Ялома мы не видим драмы как таковой. Писатель показывает жизнь Спинозы в виде ряда тщательно сконструированных и в немалой степени искусственных бесед. Эта искусственность заметна на протяжении всего романа. Возможно, это связано с авторской игрой. Спиноза шутил по поводу очеловечивания бога: «Если бы треугольники умели мыслить, они создали бы треугольного бога». Так и психотерапевт Ялом стремится представить все встречи в романе как терапевтические диалоги, где каждый персонаж либо анализирует, либо сам подвергается анализу.

Как доступное изложение сложной философии Бенедикта Спинозы книга Ялома, безусловно, заслуживает внимания. Беседы Спинозы с другими героями книги разъясняют главные представления философа о природе, свободе воли и разуме.

В главах о Розенберге мы видим, как постепенно приходит к власти этот злодей, закомплексованный псевдо-интеллектуал. Ялом пытается понять, как можно было излечить такого человека. Для этого он создает полностью беллетристического персонажа, фрейдистского психоаналитика Фридриха Пфистера, который проводит с Розенбергом секретные сеансы на протяжении многих лет, когда тот становится главным идеологом нацистской партии (книга Розенберга «Миф двадцатого столетия» была продана тиражом более 1 млн копий). «Ваши чувства к евреям чрезвычайно сильны и выражаются с такой необыкновенной страстью», – говорит Пфистер. Психологические корни особенной ненависти Розенберга к евреям становятся великой тайной романа.

Ялом словно становится психотерапевтом Розенберга. Мы вместе с автором задумываемся, а что если бы кто-то помог Розенбергу преодолеть комплекс неполноценности, чувство абсолютного одиночества и никому ненужности? Возможно, удалось бы избежать огромных жертв в человеческой истории. Фантазия Ялома как психотерапевта-спасителя оказывается одновременно грандиозной и фатальной.

Своим романом Ирвин Ялом не создает альтернативной истории 20 века или что-то в этом роде, он хочет показать силу философских идей Спинозы, которые способны выбить из колеи даже разум маленького жалкого монстра, коим является Розенберг. К счастью, никто теперь не читает «Миф двадцатого века». Правильный разум победил, но какой кровавой ценой.


Владелец: М92161 (АБ)


Баллов:  40
Голосов:  8

Возврат к списку